«ДОМ-2» изнутри: Вера Курочка откровенно о трудностях жизни под камерами

Участница проекта и редактор журнала «ДОМ−2» рассказала, с чем ей пришлось столкнуться в периметре. Вера Курочка вспомнила самый непростой для нее период, болезненное обсуждение «волшебства» на людях и попытки подыграть провокаторам телестройки.

Участница проекта вспомнила самый непростой период.

Помню, однажды призналась подписчикам, что Остров стал для меня родным местом. Знаете сколько негативных комментариев получила в ответ? «Конечно, целый день валяться на шезлонгах под солнцем, пить литрами кофе и есть халявную еду — и мне бы Остров стал родным». Неприятно. Люди не понимают, что картинка на экране выглядит краше, чем есть на самом деле. Хочется крикнуть им: «Бросайте все! Приходите! Попробуйте выжить здесь!» Я знаю многих, кто покидал периметр на следующий же день. Уж наверное не от хорошей жизни. Здесь сложно. Настолько, что порой не знаешь, куда себя деть. Я не планировала становиться участницей. Но в тот день, когда Ольга Бузова предложила прийти на пару дней на проект, у меня почему-то не было сомнений.

Я не знала, насколько долго продлится мое пребывание на «ДОМе−2», потому что с Петей не была близко знакома. Скорее, это был дружеский флирт в рамках работы, который и заметили ведущие. Я не знаю, чем закончится наша история, но хочется верить, что это судьба.

Фото: «Инстаграм»
Фото: «Инстаграм»

Камеры

Первое, что нарушает твой покой с появлением в периметре — это камеры. Со временем ты перестаешь на них зацикливаться, но сначала тебя не покидают ни на минуту мучительные мысли: как я выгляжу со стороны, а все ли верно я сказала? В этом и суть реалити. Мне не сложно было привыкнуть к тому, что за мной «следят» в туалете и в душе. Труднее было смириться с тем, что я не могу остаться наедине с любимым. То есть вы как бы вдвоем, но вокруг еще невидимые «уши».

Однажды мы шепотом без микрофонов обсуждали интимные темы, а потом это всплыло на Лобном. Дело в том, что в каждую камеру встроен микрофон, а на сейшельской вилле он вообще висит прямо над кроватью.

Вере Курочке было непросто привыкнуть к жизни под камерами Фото: Архив журнала «ДОМ−2»
Вере Курочке было непросто привыкнуть к жизни под камерами
Фото: Архив журнала «ДОМ−2»

Интимные моменты

Первый сильный стресс мне пришлось пережить спустя неделю после прихода на проект. Наше первое «волшебство», пусть и за балдахином, показали во время разборов шоу. Со звуком! Дело в том, что обычно в таких ситуациях пары отключают микрофоны, но Петя этого не сделал. Не специально, конечно… Просто забыл. Я еще полостью не осознавала, что живу под камерами, а тут на всю страну обсуждают наш интим. Я была готова провалиться сквозь землю.

Ограниченное пространство

Сначала кажется, что съемочная площадка достаточно большая, чтобы чувствовать себя комфортно, но со временем она будто уменьшается с каждым днем. Ты понимаешь, что живешь в нескольких локациях, и они не меняются. День сурка — одни и те же люди, одно и то же пространство. В обычной жизни я тоже проводила много времени в офисе, но это другое. Ты знаешь, что в любую минуту можешь поехать куда угодно — с подругами в кафе, с любимым в кино, да просто прогуляться вечером в парке. На Острове есть океан, который дает некое ощущение свободы, потому что там нет камер и микрофонов, а вот на площадке скрыться некуда.

Мы с Петей часто урывали полчаса и сбегали на байдарках на другой остров, чтобы побыть наедине без камер — там, на другом берегу, мы на время возвращались в реальную жизнь.

Коллектив

В обычной жизни я очень тактичный человек, и запросто могу ограничить общение с людьми, которые мне не приятны. Я не лезу в чужие отношения, в драки, если они меня не касаются. Конечно, могу дать совет. Но только если у меня его попросят. Однако здесь, в «ДОМе−2», это считается слабостью. Например, во время конфликта Леры и Майи на Сейшелах Донцова намеренно давила на больные точки Фрост. Так она хотела заставить ее перейти от слов к действиям. Майя нашла свое предназначение на проекте — разжигать конфликты.

Будуар

Для меня неприемлемо обсуждать интимные подробности моей жизни за балдахином с подругами, потому что тем самым сокровенное перестает таковым быть, для меня секс — это то, что должно оставаться между двумя любящими людьми. Однако правила есть правила, и нужно отвечать на вопросы ведущей, а также участвовать в откровенной беседе. Так как я не делюсь подробностями, ведущие сделали вывод, что за балдахином у нас с Петей жизнь скучная, и нужно внести разнообразие.

Оля Рапунцель предложила полистать камасутру, а также прикупить в интимном магазине игрушек. Доказывать всем, что у нас идиллия в постели я не вижу смысла, поэтому приходится слушать и улыбаться. Я даже пообещала, что в выходной забегу в книжный, почему бы и нет?